Блог

Наши статьи

Владимир Винокур: «65 лет – еще молодость»

1 апреля страна отметила самый веселый неофициальный праздник. В то время как рядовые граждане всячески шутили и издевались друг над другом, профессионалы в области сатиры и юмора усиленно работали на концертах. Одному из самых известных российских артистов эстрады – Владимиру Винокуру – приходится тяжелее остальных: каждый год накануне профессионального праздника он отмечает свой день рождения. 31 марта ему исполнилось 65 лет.

– Мои коллеги любят в свои юбилеи уходить со сцены, а я, наоборот, пришел, – признался юбиляр накануне дня рождения. – Буквально на днях дал два концерта в Москве. Считаю, что в нашем жанре 65 лет – это еще молодость. Юмористы не уходят со сцены. Нас уносят (смеется). А я уходить не собираюсь. Настроение хорошее, концерты прошли отлично.

– Подарки для вас важны?

– Я ни в чем не нуждаюсь. Главное, чтобы состав гостей оставался из года в год прежним. К сожалению, мы этим не управляем. Моей маме 91 год. Я хочу, чтобы она как можно дольше была рядом. Она много вложила в меня. Мама преподавала у меня в школе русский язык и литературу. А папа учил жизни. Он отдал меня в строительный техникум. Сначала я работал строителем, но потом все же пошел в артисты. Папа был тем человеком, который поверил в меня. Мне отец всегда говорил: «Когда делаешь добро, не жди ответа сразу, он будет потом». То есть мы все ходим под Богом, надо делать добрые дела, но не ждать наград. К сожалению, его нет с нами уже много лет. Старший брат тоже ушел из жизни два года назад. Потери большие. Пытаемся сохранить то, что есть. В общем, люблю своих близких, друзей. И жена у меня одна и та же уже сорок лет.

– Удивительно! При вашей-то профессии!

– Да, у нас в шоу-бизнесе такие браки редкость.

– Значит, правильный выбор сделали! Ваша супруга не обижается на вас, что вы пропадаете на гастролях?

– Привыкла уже. У нее иммунитет на сплетни. Она у меня молодец. Мудрая, красивая. Балует нас с дочерью всякими домашними вкусностями. Говорит: мол, обслуживаю вас, звезд. Тамара тоже балерина, и, как говорится, бывших балерин не бывает.

– Часто навещаете маму?

– Мы видимся каждый день, а еще и созваниваемся. Даже если обедаю, ужинаю дома, забегаю к ней просто сказать: «Привет!»

– Приятна, наверное, такая забота…

– Еще бы, пока есть мама, чувствуешь себя ребенком.

– Сын вы хороший, а какой вы папа?

– Я никогда не был строгим отцом. Я был такой папа-заочник. Ведь я ездил с гастролями, а дочкой занималась Тамара. Это она воспитала в Насте понимание того, что не бывает в жизни подарков, что всего нужно добиваться трудом. И Настя многого достигла. Чтобы работать в труппе Большого театра, мало быть дочерью Винокура, надо быть хорошей балериной.

– Сейчас Настя уже невеста и готовится к свадьбе. Одобряете выбор дочери?

– Да. Ее молодой человек Гриша – музыкальный продюсер. Парень хороший! Он уже член нашей семьи.

– Наверное, много требований выдвигали к жениху?

– Одно-единственное: чтобы Настя рядом с ним выглядела счастливой.

– Дату уже назначили?

– Летом. Будет у нас большой праздник. А потом, надеемся, молодые супруги подарят нам с Тамарой внуков. Мне нравится, что Настя, несмотря на то что профессиональная балерина, все-таки думает о самом главном – о семье. И она за то, чтобы у них с Гришей было много детей. И я буду счастливым дедом! Надо догонять Кобзона, а то у него уже семь внуков!

– В чем кроется главный секрет творческого долголетия?

– Он довольно прост и звучит так: надо любить не себя, а своих зрителей и слушателей, и тогда они обязательно ответят тебе взаимностью. Считаю, что вот как раз между мной и зрителями много-много лет существует не просто привязанность, а настоящая любовь.

– Что для вас, очевидного трудоголика, является самым лучшим отдыхом?

– Моя любимая работа, зрители: не могу я долго без них обходиться.

– А какой ваш зритель?

– Любой! Для меня непонятны те артисты, которые говорят – вот, мол, это не моя аудитория, я мол, выступаю с особенными номерами перед элитной аудиторией. Или – это не мой зритель, периферия меня не понимает. Сегодня нет и не может быть отдельных программ для деревни и города, для Москвы и Магадана. Сегодня нет «глубинки» – везде есть телевизор. А по нему – и концерты, и программы. Причём всевозможные – и классика, и эстрада. Мне кажется, что не аудитория виновата, если у артиста нет успеха. Наверное, ему надо пристальнее всмотреться в себя и попробовать поискать причины неудач внутри себя. Значит, что-то он делает неправильно. Видимо, где-то он не дотягивает. Я не делю аудиторию, в отличие от некоторых, на элитную и второсортную, на столичную и провинциальную. Для меня все зрители равны и одинаково дороги.

– Есть ли у вас враги или недоброжелатели?

– Соратники не любят признавать успехи однополчан. Для них это – как острый нож к горлу. Но я всё-таки считаю себя народным артистом, потому что на моих выступлениях народ смеётся.

– Как при таком напряженном графике вам все же удается поддерживать себя в хорошей физической форме?

– Знаете, я иногда утром подхожу к зеркалу, гляжу на свое отражение и думаю: «Красавец! Изуродовать себя, что ли?» (смеется). А если серьезно, то проблема периодически появляющегося очень лишнего веса, действительно, существует. Что касается диеты, то из многих лично я предпочитаю одну. Ее название – «Закрыть рот и не жрать!» Прежде всего – по ночам, перед сном. Кроме того, я искренне убежден, что длительный сон, особенно дневной, – это настоящее преступление, кража своего жизненного времени. Поэтому стараюсь спать как можно меньше, и подъем, допустим, в шесть утра проблемой не считаю. Как и то, чтобы за четыре месяца похудеть на 25 килограммов.

– Признайтесь, вам когда-нибудь приходилось, что называется, прожигать жизнь, пускаться во все тяжкие?

– Никогда! Знаете, я прожил достаточно много лет и считаю, что все – не зря. Причем под «не зря» я подразумеваю не только свою любимую работу, но и случавшиеся, как у всех, загулы и многочисленные влюбленности…

– То есть назвать свою жизнь совершенно безоблачной вы не готовы?

– Нет, поскольку несколько раз находился почти за ее гранью… Однажды в Германии попал в жуткую автокатастрофу, в результате которой погибли два человека. Я тоже серьезно пострадал: несколько месяцев мог только лежать, не двигаясь, на спине. Выжил же, убежден, не только благодаря очень квалифицированной помощи врачей, но и благодаря своей вере – в то, что не просто смогу когда-нибудь встать, а еще и вновь выйду на сцену. Потому и победил, не остался инвалидом. А еще одна история произошла во время войны в Афганистане, где я выступал перед нашими солдатами. Во время одного из военно-полевых концертов неподалеку вдруг разорвались – один за другим – два реактивных снаряда. К счастью, один из них не долетел, второй – перелетел. Знаете, видевший все это своими глазами наш боевой генерал Борис Громов потом мне сказал: «Володя, все мы до сих пор восхищаемся тем, что во время обстрела ты тогда не убежал, не стал прятаться, а остался на сцене». Правда, он не мог знать, что на самом деле я не убежал только потому, что находился в шоке…

«У нас самая смешная страна в мире»

– Вы очень позитивный человек. Что же может вас вывести из себя?

– Огорчает, только если с близкими случается беда. А все остальное делю на сто двадцать. Надо всегда улыбаться, потому что угрюмый человек ничего хорошего не сделает.

– Как вы относитесь к молодому поколению юмористов? Вам понятен их юмор?

– Когда кто-то ругает Comedy Club или КВН, я всегда встаю на сторону творческих людей. Люди почему-то забывают, что и сами зачастую разговаривают друг с другом точно таким же языком и при этом даже не краснеют. Между прочим, еще великий Леонид Утесов много лет назад всерьез утверждал, что эстрада очень похожа на… женщину легкого поведения. Все ее очень искренне любят, при случае охотно пользуются, но вот в «приличное общество» с ней предпочитают не показываться, стесняются… Я с удовольствием смотрю «Большую разницу» на Первом канале. У меня у самого уже много лет есть «Театр пародий Владимира Винокура», но с «Большой разницей» мы не конкуренты, потому что мы разным делом занимаемся. Все-таки телевизионная пародия – это немного другое. В общем, считаю себя счастливым человеком. Слава богу, не сижу дома перед телевизором с газеткой, а все время думаю о том, чтобы сделать завтра что-то новое. Главное – не останавливаться.

– Владимир Натанович, как вам кажется, 1 апреля, или День дурака, для России – это действительно праздник?

– Это самый веселый праздник, потому что все остальные грустные. Так что, на мой взгляд, его стоит отмечать. Кстати, лучше, чем в России, этот праздник больше нельзя отметить ни в одной другой стране. Я вообще убежден, что у нас самая смешная страна в мире.

– А могли бы вы припомнить свой самый лучший розыгрыш?

– Пожалуй, самым ярким был розыгрыш Льва Лещенко. Много лет назад мы были в Германии на гастролях и купили одинаковые туфли. Я решил разыграть Льва и в его коробку положил два левых ботинка, а себе забрал два правых. Думал, что пошутил. А на следующий день мы улетали в Москву. Когда прилетели, я позвонил Леве и сказал, что, оказывается, немцы нас обманули – продали туфли на одну ногу. А он и говорит, что понял это еще в Берлине, и когда я спал, он пошел в магазин и обменял их. Вот так получилось, что это Лев разыграл меня, а не я его. А эти туфли на одну ногу до сих пор у меня хранятся.

|