Блог

Наши статьи

31 марта Владимиру Винокуру исполнилось 60 лет.


Накануне юбилея он пригласил в свой загородный дом Ксению ПОЛУШКИНУ и Романа ЩЕРБЕНКОВА.

Лебенбаум превратил в Пиаф

— Владимир Натанович, как готовитесь к празднованию?

— У меня сейчас вся жизнь разделилась на две части: до 60летия и после.

Я активно готовлюсь к юбилейному вечеру, который пройдет в Театре оперетты. А после бенефиса соберу друзей здесь, в загородном доме. Забот очень много. Вот смотрите: весь рабочий стол завален текстами, папками. Ведь гости на мой юбилейный вечер не просто так придут!

С каждым из них мы готовим отдельный номер. С кем-то я буду петь, с кем-то — скетчи играть.

Сейчас созванивался с Максимом Галкиным, Леной Воробей. Вчера разговаривал с Колей Басковым и Филиппом Киркоровым. Так же жду в гости Надю Бабкину, Лайму Вайкуле, Ларису Долину, Леву Лещенко, Иосифа Кобзона, Александра Розенбаума… У меня сейчас полно забот, но все они приятные.

— Вы ощущаете груз своих 60 лет?

— Возраст человека — это его состояние души. Так что мне сейчас где-то 35 лет, ну 40 в крайнем случае. У меня полно планов, меня окружают молодые артисты, и я их воспитываю (Винокур возглавляет Государственный театр пародий, который создал сам почти 20 лет назад. — Прим. «ТН»). Помнится, как-то пришла девочка Лена и попросила придумать ей псевдоним. Я и придумал — Воробей.

— Так это была ваша идея?

— Да, мы с ней вспомнили об Эдит Пиаф («пиаф» на французском значит «воробышек»). Лене очень по нравилось! А раньше у нее была простая украинская фамилия Лебенбаум… Молодежь в театре подрастает, начинает выступать самостоятельно.

— Вот интересно: если молодой человек хочет стать певцом, он идет на «Фабрику звезд». А что делать тем, кто мечтает работать в вашем жанре?

— Попробовать себя в моем театре пародий. Обязательные условия для претендентов: музыкальность, вокальные данные и актерское мастерство. Но должен предупредить, что у нас процесс учебы не такой скоротечный, как на «Фабрике звезд». За три месяца подготовить нормального артиста невозможно нигде — ни в учебном заведении, ни в театре. Нужен год или два, чтобы артист почувствовал, на что способен. Я не против «Фабрики»— там есть очень талантливые ребята. Но все же это штамп, а не эксклюзив. Это хороший проект, но коммерческий, и он не имеет от ношения к творчеству.

Дочь летает под куполом

— А как вы оцениваете таланты своей дочки? Настя и в балете танцует, и цирком увлекается… Как она решилась все это совместить?

— В 17 лет Настя поехала со мной в Америку и попала на выступление канадского Цирка дюСолей, у которого всегда красивые представления. И с тех пор заболела цирком. Уже несколько лет каждый день после репетиции в Большом театре она бежит на тренировки в Цирк на Цветном бульваре: работает в кольце, на канате и трапеции. Она познакомилась с труппой, иногда выступает вместе с ней, а еще берет уроки в цирковом училище. Два года назад Настя участвовала в показе мод у Валентина Юдашкина. Сначала танцевала на сцене с кордебалетом, а потом — неожиданно для публики — взлетела вверх на кольце, да еще и без страховки!

Весь первый ряд схватился за сердце: никто не ожидал! И хотя в концерте участвовали все звезды — и Алла Борисовна, и Филипп, и Коля Басков, и Кобзон, — говорили в тот день в основном о Насте. И нас с женой ругали: «Тамара, Володя, как вы могли такое допустить?»

— Как же вы допустили?

— Настя у нас вообще упертая, цельная. Я так горжусь своей дочкой! Конечно, когда Настя была маленькая, я мотался по гастролям. И ею занималась в основном Тамара (супруга Владимира Натановича. — Прим. «ТН»). Она же отвела дочь в балетное училище, которое когда то окончила сама. Но зато мы с Настей сдружились, когда она уже выросла.

— Вашу дочку звали за границу?

— Конечно, и не раз. Она была бы находкой для любого шоу: отлично танцует, выполняет редкие цирковые номера, на роликах катается. И великолепно на английском говорит. Но зачем ей все это? Настя работает в лучшем театре мира — Большом. Влюблена в свою работу.

— Когда у вас появился этот дом?

— Сейчас посчитаю, — задумывается Винокур. — Когда его построили, Насте было девять. Значит, дом у насуже 14 лет! Через забор от меня — Анжелика Варум с Леней Агутиным, на соседней улице — Наташа Королева с Тарзаном. И Лева Лещенко неподалеку. Первое время местные жители балдели: столько рядом артистов! А теперь привыкли, не обращают на нас внимания.

— И кто у вас в доме хозяин?

— В этом? Тамара. Она уже 16 лет на пенсии (балерины ведь рано уходят на отдых) и живет здесь постоянно. Она очень спортивная, красивая, выглядит замечательно. Когда заходит в автобус и показывает пенсионное удостоверение, никто ей не верит, приходится предъявлять паспорт. Очень энергичная женщина! В Москву она приезжает пару раз в неделю: накормит, напоит, постирает — и снова за город: не может оставить дом. У нас же здесь две собаки — Найда и Дина, а за ними надо присматривать! Да, они обычные дворняжки, не «фирменные» псы. Но очень верные и умные. До них у нас был кокер спаниель Бим. Благодаря заботе Тамары он прожил с нами 16 лет, а это очень много для собаки… Над организмом решил не издеваться

— С кем вы в первую очередь советуетесь, принимая какие-то важные решения?

— Когдато моим советником был папа, Натан Львович. Мы его звали «главный режиссер», хотя на самом деле он был инженером-строителем. Уже десять лет как его нет в живых, и теперь советник номер один для меня — моя мама, Анна Юльевна. Сейчас ей 86 лет, но она держится молодцом. Дружит с Настей, Тамарой. Девочки часто к ней заглядывают.

— Помнится, вы говорили, что каждое утро звоните маме.

— Или звоню, или прихожу на завтрак — она живет в Москве на соседней от меня улице. Вот и сегодня — только от нее. Говорю: «Мама, я побежал, меня ждет корреспондент «ТЕЛЕНЕДЕЛИ». «Ой, а это мой любимый журнал! — призналась она.
— Я его каждую неделю читаю! Обязательно передавай от меня привет». Так что, когда интервью появится в журнале, первым делом покажу маме, она будет рада!

— Это правда, что мама была вашим классным руководителем в школе?

— Да, преподавала русский язык и литературу. И порой она очень удивляется, когда слышит намеки на ненормативную лексику в моих рассказах. Спрашивает: «Сынок, это кто тебя таким словам научил?» «Это не ты, мам, это жизнь!» — отвечаю.

— Чем она вас угощает за завтраком?

— Обычно чем-то легким. Мама все время участвует в моей диете Вот сейчас осталось немного времени до юбилея, надо бы взять себя в руки и немного похудеть. Но я решил, что сильно утруждаться не буду. Просто перестану есть на ночь и пить любимый виски. Два года на зад я похудел сразу на 25 кг. Делал это, как положено, под наблюдением врача. А потом другой доктор мне сказал: «Володя, ты борешься не с весом, а с мамой!» И он прав! Крупная фигура действительно досталась мне от мамы — полной красивой женщины. И я себе сказал: будь в форме, но не издевайся над организмом.

Наши люди — и в Париже, и в Лас-Вегасе

— Если жизнь разделить на две части —до 60 етия и после, то что будете делать после юбилея?

— Новую программу! У нас в театре столько прекрасных артистов! Российские артисты вообще, по-моему, лучшие в мире. Недавно был с семьей в Париже, зашел в «Мулен Руж». Шикарное шоу! Сидим, смотрим спектакль, и тут приносят записку: «Уважаемый Владимир, просим вас после представления зайти за кулисы». Мы приняли приглашение. Оказалось, половина труппы — русские! Или поехали мы с женой и дочкой в Лас-Вегасе, попали на представление. Сидим в зале на три тысячи человек — и вдруг выходят выступать полунинские ребята клоуны Театр Вячеслава Полунина. — Прим. «ТН»). Один из них, Леонид Лейкин — я его тысячу лет уже знаю, — увидел меня и на русском языке говорит:
Володь, привет, сейчас мы тебя смешить будем!»

— С каким настроением встречаете свой юбилей?

— Я полон сил! Репетиции, записи, съемки, концерт… В общем, мне 60, а я не верю…

— Подводите какие-то итоги?

— Для артиста важны не звания и премии. А когда ты выходишь на улицу — и с тобой прохожие здороваются. Ты на автомате отвечаешь им, потому что думаешь: может, это знакомый, а я не узнал. Но потом понимаешь — это же мой зритель, мой друг!

|